Здесь речь пойдет о тех радиолюбителях, кто,  повинуясь непреодолимому зову заявить о себе миру, не устоял и вышел в ЭФИР. Не важно – «официально» или нет. 

Сразу скажу, что я не вижу особенной разницы, между «зарегистрированным» и «не зарегистрированным»  оператором. Они оба – мои братья – братья по эфиру. Только у первых, кроме желания «поработать в эфире», наверное, было еще и большое желание быть свободными.

«Свободные операторы» так в последнее время их называют.

Да, у них не было «официальных» позывных, в конце концов, мы тоже в различных «чатах» теперь не выставляем свои паспортные данные. Они «мусорили» в эфире?  Так теперь на «разрешенных» диапазонах столько грязи можно услышать, что ужас. Правда, в отличие от «разрешенных» операторов, «свободные» своих «позывных –ников» никогда не скрывали.   В конце концов, С. Жидковский  и Ф. Лбов – по современным меркам тоже были  «UNLIS».

В памяти сохранились детские воспоминания. Меня, как «не признавшего» детский садик, родители оставляли у тетки. Её сын, как я теперь понимаю, был «свободным». Помню стол, с вмонтированным проигрывателем, какие-то светящиеся лампы,  антенну, которая провисела до  70-х годов – подобие «диполя Надененко»

Итак, «свободные операторы» Измаила.

 Решив написать про эфир Измаила далеких 50 годов специально, разыскал нескольких «бывших радиохулиганов». Тогда им было по пятнадцать – шестнадцать лет. Тот возраст, когда взросление требует самоутверждения. Средневолновый эфир пятидесятых годов в Измаиле был практически пуст. Кроме нескольких румынских, болгарских и турецких станций слушать было нечего. Это потом, в начале 60-х появился «МАЯК» и, в конце,  – «ПРОМИНЬ». А так- воля-вольная.

Кто первый собрал «приставку» - наверное, уже никогда не узнаем. Специалистов по радио в Измаиле было достаточно. Военные моряки – связисты Краснознаменной Дунайской Военной Флотилии, специалисты Службы связи Дунайского Государственного пароходства, даже консервный завод имел свою связь с колхозами по радио. Не говоря уже о специалистах Горконторы связи. С 1948 года, в Дворце пионеров начал работать радиокружок. Кроме того, в соответствии с «программой трудового обучения», в школе № 6 был организован «класс радистов», откуда вышел Виктор Федорович Карасев, полярный радист – (RD1AL). Специалистов было много, и «выдать» тайну «трехточки» мог любой. Конечно же, не было телевидения, ну, а сам СЭР -   Тим Бернерс  Ли, только учился  ходить, не представляя себе, какую часть нашей современной жизни займет его будуще изобретение. Да что там интернет, обычные телефоны – автоматы  (снятые тепер за ненадобностью) и те появились на улицах города в 1959 году. а общения хотелось. 

И вот, стали появляться на средневолновом диапазоне радиолюбители. Думаю, вначале это были «одиночки», но, постепенно, по мере распространения схем, число их росло. По воспоминаниям очевидцев и участников тех. событий, в отдельные дни весь участок диапазона от 200 до 300 метров  был «забит»  станциями «свободных операторов». В основном, это были школьники старших классов, учащиеся вечерних школ, ПТУ и техникума. Хотя, среди них встречались и люди  более старшого возраста. «Ник» выбирал каждый по своему усмотрению и уровню воспитания. «Андромеда», «Король» и «Король эфира», даже знаю одного, который был «Блондинка» - он  сейчас с «официальным позывным».  Причем, «ник» мог менятся, в зависимости от настроения его хозяина.

Например, мой родственник работал под  ником «Фонтан». Когда я его спросил, уже в наше время, кого он помнит – сразу ответил «Зеленая селедка» был круче всех.  На прием использовалось любые приемники, которые были дома : «Родина», «АРЗ», «Балика», на передачу – обычно одна лампа 6П3С, но были умельцы, строившие двухкаскадные передатчики: 6П6С плюс Г807. – это было уже «круто». Забегая чуть, вперед скажу что, в конце 60-начале 70 годов, на лампе ГУ80 работал «Водитель» - теперь тоже один из наших «официальных».  Модуляция – сеточная или анодная, конечно более «мощная»  выходная лампа требовала более мощного модулятора. 

Антенны – кто на что горазд, обычно зависило от площади, которая была в распоряжении «оператора», можно было натянуть луч длиной и 20 и 40 метров. Радиодетали для «приставки» доставались, выпрашивались, выменивались у всех, кто имел хоть каное-то к ним отношение. На заводе в электроцехе, у военных, в радиомастерской по ремонту приемников. Всякий, кто имел доступ к  деталям был в почете и уважении. Самым дефицитным был конечно же КПЕ. Само собой, что, «качество вещания» - это было «больное место» любого «свободного оператора». Любой выход в эфир начинался со слов- «Как меня слышишь»? И если «качество» не удовлетворяло кореспондента, то связь продолжалась долго и нудно, до соответсвующей настройки  « приставки». Темы разговоров были самые разные. Особенным «шиком» была передача приветов девушкам. После привета, встретив девушку, спрашивали – «Ты слышала?»

С пригрывателей «крутили музыку» - самую разную, старались запустить в эфир то, что нельзя было услышать по радиотрансляционной сети. Вообщем, развлекались  и развлекали как могли. В своей массе, все были знакомы. Если появлялся новый «оператор», то старались навести справки, узнать кто такой. Как правило – это удавалось, ведь схемы и детали распространялись  «среди своих».

До конца 50 годов, все эти «эфирные вольности» сходили с рук. Хоть и «нельзя было», но вычислить такого «свободного» было не легко. Перенгаторы  «РП-4», работали по КВ-диапазону, «ОРЕЛ-Д» появился в начале 60-х годов. Обычно, во время рейдов, участковый мог выявить «свободого» по антенне, но  и «приставки» на виду никто не держал – маскировали. Однако, если попадался «свободный» на каком – нибудь уголовно наказуемом деле, его опрашивали и по «свободному эфиру». Иногда,  «попавший», за обещанное «помилование» «сдавал» известных ему «свободных операторов», тогда в городе наступал период всеобщего шухера» - все умокали, но через время, появлялись вновь. 

В 1960 году, постановлением Президиума Совмина был принят указ об ответственности за незаконное изготовление передающих средств. Сразу пошли репресии и наказания. В 1963 году, «свободных операторов» приравняли к банальным бытовым  хулиганам, и стали применять к ним статьи УК «как за хулиганство». Знаю одного человека, который тогда «получил» три года - не малый срок, правда, он не единожды попадался до этого. Практически конец  «свободных операторов» в Измаиле настал в 1969 году, с момента начала работы радиостанции «Проминь» в том самом «углу» диапазона, где собирались «сободные». Возможно, что «крайним» свободным оператором»  на средних волнах Измаила стал уже упомянутый мной «Водитель».

Я спрашивал «бывших»: - «а что, никогда не появлялась мысль, получит «официальный позывной»?Ответом было: -  «мысли были, но оформление было столь трудным делом, что  пропадали, не успев овладеть сознанием». Напомню, это пятидесятые годы. Нужно дабавить, что самая первая студия Измаильского телевидения, которое появилась в эфире в конце 1962 года, тоже, по большому счету, может называться «свободным оператором». Первое время работала как «любительская студия», без разрешения. 

В 90 годах, на диапазоне ФМ-УКВ вещания, ребята из «эталоновского» техникума немного «вещали», но мощность была совсем мизерная , и дальше нескольких кварталов  их предатчика уже  не было слышно. В каком-то из двухтысячных  годов, из нашего региона работал «свободный оператор» под ником «Сержант». Работал на одной боковой, на частотах, которые теперь используют все те, кто «не изменил духу вольности». Знаю точно, что на него были жалобы из одной из стран «дальнего зарубежья». Его долго вычисляли, но, кажется, так и не смогли вычислить. 

Как бы там ни было, из многих «сободных операторов» тех лет выросли  достойные люди, грамотные технари, некоторые даже получили «официальные» позывные. Я вовсе не идиализирую «свободных», все таки они для «законопослушных граждан» - нарушители, но, то, что при любых других условиях они  стали бы достойными «официальными», но так уж повернулась жизнь. Помимо «свободных», в теже, пятидесятые,  появились в Измаиле и «официальные» радиолюбители. 

При горкоме  ДОСААФ ( кстати, сама организация появилась в 1953 году, видел приказ в котором отдельные «общества содействия Армии, Авиации и Флоту, объединили в одну огранизацию), был организован радиоклуб. Самого приказа об организации радиоклуба найти не удалось, в отличии от приказа о организации в1953 году  Измаильского автомото клуба ДОСААФ, переформированного в 1975 году в «Автошколу». Но в местной газете «Придунайская правда», за 1960 год, есть заметка, в которой говорится имено о «радиоклубе». Когда я стал членом этого клуба – он назывался «Спортивно технический радиоклуб». Но не столь это важно. 

Итак, при радиоклубе появилась радиостанция. Одним из первых ее начальников  был Александр Диаченко. Радиостанция размещалась на втором этаже пожарной части. По воспоминаниям В. Суханова, (ex UB5FBA) который приехал в Измаил в1961 году, он нашел ее по антенне. На станции стоял немецкий трофейный передатчик LORENZ-800 и приемник КВ-М  (ПУРГА), второй такой же приемник Суханов привез с Дальнего востока и установил его там же на станции.Был небльшой коллектив, Суханов помнит фамилии Слава Беляев, Ваня Спыну и, конечно же, Калашников. 

Ребята работали очень активно, свидетельством чего было большое количество QSL-лок, на позывной UB5KSR которые видел лично в ящиках стола уже в начале 70-х годов. В 1962 Суханов  «переключился» на работу с пароходской станции UB5KST,  и на городской появлялся редко. Первым радиолюбителем, получивший индивидуальный позывной в Измаиле, стал Геннадий Андреевич Тихненко.Это было в 1958 году. По источникам UY5XE – Члиянца, в годы «румынского» Измаила, в городе был коротковолновик, но пока, найти сведения подтверждающие это не удалось. В городском архиве таких данных нет. Так же, Члиянц упоминает двоих УКВистов, их фамилии Чесноков и Овсянников. Этих людей  также никто не помнит из ветеранов. Тихненко вел очень активный образ жизни. В его доме, а именно в доме помещалась тогда его станция,  побывало очень много людей. Школьников водили на экскурсии к нему домой, некоторые, в частности Георгий Ивлев, впоследствии получали свои позывные. По его прижизненным рассказам, он принимал активное участие в налаживании «моста связи» между Москвой и Югославией, пострадавшей в 1963 году от землетрясения. Помню его мачты из деревянных шестов метров по 20 высотой, по периметру его огорода. Великолепный телеграфист, все-таки однажды он «попался».  В конце 60-х годов, из-за арабо -  израильской войны советские коротковолновики объявили бойкот израильским. Бойкот перерос в официальный запрет проводить связи с Израилем. Ну, а последние, как могли провоцировали советских. Проводит Тихненко связь с Угандой – позывной 5X4ХХ, радость у него неуемная. А корреспондент в конце «поправляет» mycallis 4X4XX, и пришла Андреичу «бумага» с закрытием на шесть месяцев…

Вторым, полученным в Измаиле  позывным стал UT5RS – Соколов Виктор Михайлович, в то время уже уволенный по Хрущевскому сокращения Вооруженных сил, и работавший начальником передающего центра СДГП. Это произошло в 1962 году. Полагаю, что именно он стал инициатором открытия станции в пароходстве. По не проверенным слухам, имеено с передающего пароходства было проведено большинство великолепнейших по тем временам связей. Дома у Соколова, когда я попал к нему в начале 70-х, стоял «ЕРШ-Р» на передачу, и приемник – мечта всей моей жизни SX – 28  Hallicrafters. Виктор Михайлович  старался особенно не «афишировать»  свою станцию, поэтому, разместил антенну на чердаке двухэтажного дома, и работал только на 15-ти метровом диапазоне.

Третьим позывным в  Измаиле стал UB5AEG, год получения  требует уточнения. Этот УКВ позывной принадлежал Ивану Георгиевичу Спыну, приехавшему в Измаил из Молдовы. По словам Спыну, во время его учебы  во Львове его наставницей в радио была Мариам Григорьевна Басина .Помню, слушая его работу на 10-ке, в амплитудной модуляции, часто слышал: «Усилитель на лампе 6П3С, антенна – обычный  «штырь» (на самом деле - GP ).

Четвертым позывным стал UB5BZ в 1969 году. Калашников Виктор Георгиевич. Телеграфист высочайшего класса. Ю. Александровский – пятый позывной UB5FAC, (1970 год) вспоминал, что когда их призвали в армию, Калашников умудрился принять «радио» просто по стуку ключа в радиоклассе даже не слыша самой морзянки.

До начала 70-х годов, основными видами работы в эфире был телеграф и телефон с амплитудной модуляцией. Первый передатчик с однополосной модуляцией построил Ю. Александровский.

Вторым был Н. Лаврека. Он первым представил Измаил в RTTY.

Первый трансивер - ламповый вариант UW3DI собрал Александр Ивин.

Ивин первым представил Измаил в эфире на BPSK и  SSTV..

Значительное развитие радиолюбительского движения в Измаиле произошло в 70-80 года. И значительную роль в этом сыграл начальник спортивно-технического клуба Русаковский Роман Петрович. Будучи начальником коллективной станции UK5FAC, доверял нам, совсем юным созданиям проводить самостоятельно связи. Будучи преподавателем на курсах телеграфистов – дал путевку в «профессиональный» эфир многим ребятам.  Регулярно проводились собрания радиолюбителей, Русаковский отчитывался о проделанной работе, о том, сколько и как были потрачены деньги – членские взносы членов клуба.Организовывал и отправлял команды радиотелеграфистов и «охотников на лис»  на областные соревнования. Потом, когда нас «выжили» из помещения пожарной части, Русаковский много сил потратил на «выбивание» здания на Клушина. Это было «наше здание» - Измаильского  радиоклуба, которое мы, к сожалению и с помощью нового председателя ДОСААФ Тончева Николая Николаевича, в конце -  концов потеряли. Наступил век коммерции…

Но, тем не менее, Измаильский радиоклуб существует, пусть и в самодеятельном виде.

Процветания и развития ему!

73!  de UX4FC - Виктор Сагинов